Операция «Торч» США

С того момента как Германия объявила войну США, американцы стали готовиться к масштабным боевым действиям в Европе. В Вашингтоне понимали, что именно это и есть прямой путь к победе над Гитлером. Но англичане решимости союзников не разделяли. И в конце концов уговорили американцев сначала попробовать свои силы в Северной Африке. Так родился план операции «Торч».

Операция "Торч"

Когда Франция была разгромлена немцами всего за 40 дней, Британия погрузилась в траур. Она потеряла не только союзника, на которого очень рассчитывала, но и большую часть военной техники, брошенной у Дюнкерка. Англичанам только и оставалось, что без особого оптимизма взирать на происходящее в Европе. Да еще ждать, когда за них примутся нацисты.

Даже нападение Гитлера на СССР не сильно изменило картину: в 1941 году казалось, что вермахт легко раздавит Красную армию. В Лондоне совсем пали духом. Английское командование полагало, что их солдаты не имеют никаких шансов в противостоянии с германскими. Это подтверждалось как происходящим на Восточном фронте, так и собственным печальным боевым опытом.

У страха глаза велики

В декабре 1941 года произошло сразу два знаменательных события. Японцы атаковали Пёрл-Харбор, а Гитлер объявил войну США. Такого подарка, как вовлечение американцев в войну, никто и не ждал. Ведь президент США Франклин Рузвельт хоть и считал, что необходимо выступить против Германии единым фронтом, все никак не мог сломить сопротивления Конгресса.

Между тем положение представлялось весьма тяжелым. Немцы, несмотря на поражение под Москвой, все еще имели громадный перевес над СССР, японцы готовили вторжение в Калифорнию. Самим британцам приходилось бороться за сохранение своей «дороги жизни» через Атлантику, превращение бомбардировочной авиации в угрозу для Германии и сохранение шансов на успех в Африке.

Советский Союз, естественно, требовал на много больше, чем декларативная поддержка борьбы с фашистской Германией со стороны Англии и США. С благодарностью принимая поставки военных материалов и вооружений, Москва настаивала на открытии Второго фронта в Европе, чтобы снизить нагрузку на свои войска.

«Сначала Германия»

Поводом для беспокойства у английского премьера Уинстона Черчилля было тяжелое положение, в котором США оказались на Тихом океане. Это могло стать серьезным препятствием на пути американских солдат в Европу. Однако политика Рузвельта превзошла все ожидания. Уже 31 декабря 1941 года на совещании в Вашингтоне решили, что военная мощь Германии является первостепенной угрозой, а потому разгром Японии США согласны отложить на потом.

Но дальнейший ход мыслей американского руководства Черчилля категорически не устраивал. Рузвельт и его военные советники полагали, что нужно в кратчайшие сроки высаживаться в Европе либо во Франции, либо на севере континента. Для этого он готов был довести численность сухопутных войск США до восьми миллионов человек и почти все силы бросить на борьбу с Германией.

Но у англичан не было оснований полагать, что американские солдаты смогут оказать вермахту более эффективное сопротивление, чем французы и англичане. Слишком свежи в памяти были обстоятельства Первой мировой войны, когда американский контингент пришлось не только вооружать и снаряжать, но и учить воевать. В Вашингтоне же придерживались прямо противоположного мнения. Американцам всегда было свойственно переоценивать свои силы.

Наметилось и еще одно расхождение. Американцы взялись за поставки в СССР военного снаряжения самым серьезным образом. И от британцев требовали строгого выполнения их обязательств по предоставлению транспортов, военных кораблей и самолетов для сопровождения конвоев, портовых мощностей и так далее.

Между тем в Лондоне рассчитывали, что обещания перед Москвой можно будет выполнять спустя рукава, как во время Первой мировой. Тогда французы и англичане не раз задерживали поставки, а то и вовсе отправляли полностью оплаченную Россией военную технику в свои войска. И в этот раз Черчилль считал, что расходовать ценные материалы на терпящего поражение союзника не имеет смысла. Пусть Россия продержится сколько сможет, измотает противника, а пока американцы нарастят свою группировку на Британских островах, и вот тогда…

Воодушевленный большими надеждами, Черчилль по пути из Вашингтона в начале 1942 года в своих набросках относительно перспектив войны обдумывал вариант возможной высадки в Европе в следующем году до 40 танковых дивизий союзников: «Мы могли бы надеяться выиграть войну в конце 1943 года или в 1944 году».

Провал репетиции

Наращивание американских сил в Европе (в Британии) получило название операции «болеро». Однако сроки формирования и переброски войск отставали от графика. Британцы не уставали указывать союзникам: если с переброской войск в Британию возникли сложности, то как же мы Ла-Манш будем штурмовать?

Попробовали найти компромисс – попытаться высадить десант на занятой немцами территории. Для проведения операции выбрали Дьепп. Городок с неплохой портовой инфраструктурой, удобный для обороны. Если, конечно, его удастся захватить. Англичане бредили захватом плацдарма с последующим его удержанием, а потом – прорывом вглубь континента.

Из хитроумной затеи ничего не вышло. Четыре группы десанта должны были 19 августа 1942 года скрытно подойти к берегу, высадиться и занять Дьепп. Однако с самого начала все пошло не так. Внезапности достичь не удалось недалеко от берега одна из групп союзников напоролась на германский тральщик, завязалась перестрелка.

Немецкие части были подняты по тревоге, и англо-канадские войска оказались под убийственным огнем. Танки «Черчилль» увязли в песке, а немногие, добравшиеся до Дьеппа, застряли на узких улицах города. В точности задание выполнила лишь одна группа десантников, да и то потому, что ошиблась с районом высадки.

В конце концов всю технику пришлось бросить, а остатки войск эвакуировать. ВВС и флот британцев тоже понесли не сопоставимые с немцами потери и свои задачи не выполнили. Командовавший обороной Герд фон Рунштедт записал в дневнике: «Офицеры, бывшие под Дюнкерком два года назад, отмечают полное сходство пейзажа».

В Лондоне нашлись люди, которых провал этой репетиции порадовал. Он наглядно показал американцам, как сильны немцы и с какими трудностями придется столкнуться. А то, что под удар поставили в основном канадских солдат, просто списали по графе «убытки». Зато теперь напрашивался вывод, что если и производить высадку, то там, где немцев нет.

Охота на Лиса пустыни

Надо сказать, что для переноса даты открытия Второго фронта в Европе англичане сделали гораздо больше, чем немцы. В конце концов они уговорили американцев высаживаться во французской Северной Африке. Рузвельт вынужден был махнуть рукой и согласиться на этот вариант, чтобы «сделать хоть что-то».

Сами американцы настаивали на рейде в Северо-Западную Европу или хотя бы в Италию, что создало бы угрозу самой Германии или, по крайней мере, вывело из войны ее союзника – Муссолини. Но британцы боялись потерять свои колонии и контроль над Суэцким каналом. Летом 1942 года Египту угрожало вторжение итало-германского корпуса Эрвина Роммеля, прозванного Лисом пустыни.

По мнению британского командования, высадка в Марокко и Алжире позволила бы ударить Роммелю в тыл. Соображение довольно спорное, тем более что немцы и итальянцы уже находились в тяжелом положении. Их снабжение через Средиземное море было основательно подорвано. Не хватало даже горючего и боеприпасов, не говоря о получении подкреплений. Американцы справедливо полагали, что Роммель капитулирует сам, если высадиться в Италии и окончательно отрезать его от снабжения.

Разработка операции «Торч»

Тем не менее, объединенная группа английских и американских генералов начала разработку операции «Торч». Союзники планировали провести одновременный захват всех ключевых портов и аэродромов Марокко и Алжира, атаковав Касабланку, Оран и Алжир. Американский консул в Алжире сообщал, что, по его наблюдениям, войска вишистской Франции, скорее всего, будут избегать открытого столкновения с десантом.

На самом деле представители США выдавали желаемое за действительное. Французские силы, и немалые, были намерены отразить вторжение. 60 тысяч солдат, мощные береговые батареи, до 600 самолетов, подводные лодки и надводные корабли содержались в полной готовности, более того, Германия четко дала понять правительству Виши, что в случае, если французские войска в Северной Африке или где-то еще без сопротивления капитулируют перед англо-американцами, гитлеровские войска оккупируют юг Франции.

Но и без того на легкую прогулку союзникам рассчитывать не приходилось. Среди французов сохранялись резкие антианглийские настроения, возникшие после попытки британцев отправить на дно или захватить французский флот в Мерсэль-Кебире и Дакаре. Вообще, Лондон ничего не стеснялся в отношениях со своим бывшим союзником. Стоило англичанам заподозрить, что Мадагаскар станет базой для немецких подлодок, как они вторглись в это французское владение.

Американцы пытались одергивать британцев, но все усилия пропадали зря. В конце концов Рузвельт смирился с тем, что высадка в Северной Африке, навязанная Черчиллем, будет проводиться в основном американскими силами, к которым французы относились дружелюбно. В этой ситуации ему оставалось только настоять, чтобы командовал вторжением американский генерал.

Трудности Эйзенхауэра

Когда объединенная англо-американская группа по планированию приступила к детальной разработке плана, стало ясно, что операция сопряжена с исключительными трудностями. В первую очередь, она требовала такого тесного взаимодействия между двумя союзниками, какого не знала ни одна из предыдущих войн. Привычный метод, когда национальные вооруженные силы действовали самостоятельно и при каждом из штабов находилась миссия связи, а главнокомандующий лишь номинально осуществлял стратегическое руководство, совершенно не подходил к данной операции.

Здесь точное планирование имело огромное значение. Первая задача была очевидной: наладить синхронное взаимодействие совершенно разных подразделений и родов войск, действующих на значительно удаленных друг от друга расстояниях.

Вторая трудность заключалась в особенностях театра военных действий. Высаживаться предстояло на территорию, занятую противником, в районе, где действуют германские и французские подводные лодки, да еще и в нескольких милях от враждебно настроенной фашистской Испании.

И наконец, предстояло решить самый сложный вопрос: каким-то образом избежать трений между американскими и британскими офицерами. Последние упорно не понимали, за что их так не любят французы. Они не соглашались, что просто бросили союзника у Дюнкерка, а потом попытались наложить лапу на то, что осталось от французской военной мощи. К тому же британцы считали бесценным свой боевой опыт, с чем не могли согласиться их союзники.

Командование операцией было поручено Дуайту Эйзенхауэру, который смог решить стоявшие перед ним задачи и даже сделать больше, чем можно было ожидать. В конце октября 1942 года по его поручению велись переговоры между представителем французского командования в Алжире генералом Шарлем Мастом и американским генералом Марком Кларком, который с группой офицеров высадился с подводной лодки на алжирском побережье. Несмотря на обещания французов не противиться десанту, союзные войска тщательно готовились к боям.

«Игра в мяч»

24 октября 1942 года транспорты с войсками вышли из портов США, а спустя несколько дней — из портов Англии, с расчетом прибыть в районы предстоящей высадки одновременно. В пути караваны судов не встретили противодействия военно-морских или военно-воздушных сил Германии и Италии. Это объяснялось тем, что, несмотря на значительные масштабы передвижений, союзникам удалось сохранить в тайне районы и время высадки.

Генерал Дуайт Эйзенхауэр
Генерал Дуайт Эйзенхауэр – командующий войсками союзников

Получив от итальянцев сведения, что через Гибралтар в Средиземное море и далее на восток движутся крупные силы флота с боевой техникой и десантными средствами, немцы сделали вывод, что англо-американцы, вероятно, попытаются высадить десанты на Сицилии или Сардинии. Вариант вторжения в Северную Африку рассматривался ими в последнюю очередь.

Одновременно положение Роммеля в Африке стало критическим. Под ударами английских войск его корпус потерпел поражение (сам Роммель в это время лечился в Германии) и буквально за две недели откатился на 1000 километров. Замаячила перспектива полной победы в Северной Африке.

В ночь на 8 ноября 1942 года транспортные суда союзников под прикрытием боевых кораблей подошли к намеченным пунктам, начались высадка войск и выгрузка боевой техники. Десантные части получили приказ не стрелять, если не откроют огонь силы береговой обороны. При первом же враждебном акте со стороны французских войск предписывалось передать по радиосети условный сигнал: «Плей болл» («Игра в мяч»), означавший приказ вести активные действия.

В 10 часов утра по радио было передано заявление президента США Рузвельта. Он заверил французов, что западные союзники не стремятся к захвату территорий, и призвал их к сотрудничеству. Многие французские генералы либо попытались арестовать сторонников сопротивления союзникам, либо остались в роли зрителей.

Например, переворот в Алжире оказался удачным, и американцы вошли туда без сопротивления. Касабланка и Оран, напротив, сопротивлялись до 10 ноября, хотя и там имели место попытки французского Сопротивления выступить.

Адмирал Франсуа Дарлан
Адмирал Франсуа Дарлан – командующий вооруженными силами Франции

В итоге дело закончилось переговорами. Даже видные деятели вишистского режима генералы Анри Жиро и Франсуа Дарлан не пожелали оказывать активного сопротивления. В ответ Гитлер приказал оккупировать Южную Францию, но это только подтолкнуло французов к созданию единого правительства в изгнании, готового сотрудничать с антигитлеровской коалицией.

В чисто военном плане успех операции «Торч» означал изоляцию войск Роммеля в Тунисе. Он еще нанес союзникам несколько поражений, но изменить оперативную обстановку не смог. Я В мае 1943 года итало-германские войска в Северной Африке капитулировали.

Борис Шаров

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *