Киллер для Гитлера – Игорь Миклашевский

Отправить в социальную сеть:

Содержание

Игорь Миклашевский вряд ли подозревал, что его жизнь окажется прочно связана со спецорганами. Он родился и вырос в творческой среде, в школе увлекся боксом и мечтал стать знаменитым спортсменом. Но судьба распорядилась иначе: после начала войны на него обратил внимание Павел Судоплатов. Миклашевскому было предложено пройти подготовку для выполнения особого задания. Бывший боксер согласился и из него стали готовить диверсанта, который должен будет убить самого Гитлера.

Творческая среда и увлечение спортом

Боксер Игорь Львович Миклашевский
Игорь Львович Миклашевский

Игорь Львович Миклашевский родился 30 мая 1918 года в Москве. Его мать, Августа Леонидовна Миклашевская, была известной драматической актрисой. Отец, Лев Александр Лощилин, был артистом балета, хореографом и педагогом Большого театра. Официально родители Игоря не были женаты, у Льва Александровича к тому моменту была другая семья и дети. Да и Августа Леонидовна особо не горела желанием выходить замуж. Ее вполне устраивали модные в те времена свободные отношения.

Отец Игоря своим вниманием внебрачного сына не оставлял. Постоянно наведывался к бывшей любовнице и даже познакомил Игоря со своей сестрой, Инной Александровной. Которая была замужем за представителем знаменитой в те времена актерской династии Блюменталь-Тамариных Всеволодом Александровичем. Позже это знакомство сыграет важнейшую роль в жизни Игоря Миклашевского. А на тот момент Блюменталь-Тамарин увлек племянника жены изучением немецкого языка. Сам он был наполовину немец и в его семье частенько разговаривали на немецком.

Августа Леонидовна Миклашевская
Августа Леонидовна Миклашевская

После окончания Гражданской войны дом Августы Миклашевской превращается в настоящий светский салон. Здесь постоянно бывают актеры, театральные деятели, писатели, поэты и другие представители творческой интеллигенции. Захаживают туда и сотрудники ЧК-ГПУ. И не только чтобы следить за богемной тусовкой, но и для того, чтобы просто прикоснуться к миру искусства. В частности, широко известный факт, что один из руководителей спецорганов того времени Артур Артузов был ценителем хорошей литературы и дружил со многими поэтами и писателями.

В доме Августы Миклашевской часто бывал Сергей Есенин, посвятивший ей несколько стихов из сборника «Любовь хулигана». Сама Августа Леонидовна позже утверждала, что с поэтом они любовниками не были и даже ни разу не целовались. Их взаимная симпатия была чисто платонической. В то же время она не отрицала, что принимала знаки внимания от некоторых высокопоставленных чекистов. Кто-то из них и пристроил Игоря в кружок бокса.

В те времена подобные кружки были еще редкостью, но уже появлялись. В частности, во многих интернатах и детских домах. А как известно, именно на ЧК в свое время была возложена борьба с беспризорностью. Вот в один из таких кружков Игорь и попал. Он довольно серьезно увлекся боксом, достиг в нем впечатляющих (для юноши) успехов и был принят в спортивное общество «Динамо» (создано под патронажем НКВД).

После окончания школы в 1935 году Миклашевский поступил в Государственный центральный ордена Ленина институт физической культуры (ГЦОЛИФК). Однако институт Игорю окончить было не суждено. В 1938 году его призвали в армию.

Дядя Всеволод Блюменталь-Тамарин

Всеволод Блюменталь-Тамарин
Всеволод Блюменталь-Тамарин

С этим призывом связана какая-то странная история. Потому что даже в те времена студентам давали возможность доучиться и лишь потом решали, забирать в армию или нет. Миклашевскому доучиться не дали. По некоторым данным, связано это было с тем, что молодой боксер завел роман с некоей молоденькой девушкой, являвшейся дочерью какого-то партийного деятеля. И она даже вроде как забеременела, от чего папаша пришел в ярость. Вот кураторы из спортивного общества «Динамо» и решили погасить назревавший скандал: отправили парня в армию, да и услали в Ленинградский военный округ.

Там Миклашевский сразу вошел в сборную округа по боксу, участвовал в соревнованиях, тренировался. Там же женился, и у него родился сын. Короткий период в тренировках возник в 1939 году. Игорь Миклашевский, по его настоятельной просьбе, был отправлен на Советско-финскую войну. Служил заряжающим в зенитной батарее. После окончания войны с Финляндией вернулся к тренировкам и соревнованиям. Весной 1941 года стал чемпионом Ленинграда и вышел в финал чемпионата СССР по боксу. Однако финальный поединок так и не состоялся: началась война.

Осенью 1941 года в его жизнь опять вошел муж тетки по отцу Всеволод Блюменталь-Тамарин. 60-летний актер, когда немцы рвались к Москве, не выехал в глубокий тыл. Наоборот, он двинулся навстречу немецким войскам. Поселился на даче под городом Истра (60 км от Москвы), где спокойно дождался прихода гитлеровских войск и предложил свои услуги нацистам. Блюменталь-Тамарин записывает радиопередачи с призывами не оказывать сопротивления немецким войскам, мастерски имитируя голос Сталина, зачитывает от его имени приказы и обращения, ставит радиопьесы с сатирическим уклоном в сторону руководства СССР.

Вообще-то Блюменталь-Тамарин никогда не был приверженцем коммунистических идей. В частности, в 1918 году в Харькове, когда туда входила армия Деникина, организовал сбор средств на подарки освободителям от «красной заразы». Да и после окончания Гражданской войны частенько позволял себе не совсем лояльные к власти высказывания. Самое невероятное в его судьбе заключается в том, что его не арестовали, не отправили в лагеря, а даже помогали с гастролями. Но переход на сторону немцев, видимо, переполнил чашу терпения. Весной 1942 года Всеволод Блюменталь-Тамарин был заочно приговорен к смертной казни.

Немцы поспешили переправить ценного пропагандиста подальше от фронта, опасаясь «акции возмездия» со стороны советских диверсантов. Сперва Блюменталь-Тамарин отправился в Варшаву, а оттуда переехал в Берлин. Где продолжал ставить пьесы и пародировать Сталина. Его принимают в высшем обществе Третьего рейха, русско-немецкому актеру благоволит Геббельс. Даже не подозревая о том, что именно этот человек должен стать своеобразной «отмычкой», которая поможет вскрыть системы безопасности Германии и позволит подобраться советским диверсантам к ее верхушке.

Подготовка, заброска, легализация

Идея использовать Блюменталь-Тамарина в качестве «отмычки» пришла в голову начальнику третьего отдела Секретнополитического управления НКВД Виктору Ильину. В конце 30-х годов именно его отдел курировал работу с творческой интеллигенцией. Так что Ильин частенько бывал в «салоне Августы Миклашевской» и знал о родственных связях ее семьи с предателем.

Поздней осенью 1941 года, через несколько недель после перехода Блюменталь-Тамарина на сторону немцев, в командирский блиндаж зенитной батареи, которая располагалась на берегу Ладожского озера и обеспечивала прикрытие караванам эвакуируемых из Ленинграда, был вызван сержант Игорь Миклашевский. В блиндаже его ждал комиссар госбезопасности. Генерал (по армейским меркам) довольно долго мучил Миклашевского вопросами о жизни, увлечениях, родственниках, политических установках. А в конце беседы сказал: «Собирайся, тебя отзывают в Москву».

Через несколько часов спецсамолетом Миклашевский был доставлен в столицу. Где попал на прием к начальнику Особой группы НКВД (диверсии и партизанское движение в тылу врага) Павлу Судоплатову. Который без обиняков спросил: готов ли Миклашевский выполнить специальное задание в тылу врага. Игорь согласился не раздумывая и вскоре был переправлен под Киров. Кстати, именно туда был эвакуирован театр, в котором в тот период работала его мать. Так что эту поездку можно было рассматривать как отпуск, если бы не одно «но». Именно под Кировом, в Слободском монастыре, действовала одна из самых секретных разведшкол НКВД.

К спецзаданию, о сути которого Миклашевский узнал перед самой заброской, боксера готовили целый год. А задание было не просто опасным, а фактически смертельным. Миклашевский должен был перейти через линию фронта, сдаться немцам, рассказать о своем родстве с Блюменталь-Тамариным и попытаться переехать в Берлин. Где должен был с помощью русско-немецкой актрисы Ольги Чеховой разработать операцию по ликвидации верхушки Третьего рейха.

Зимой 1942 года Миклашевский перешел линию фронта, вышел к немецким позициям и на хорошем немецком попросил доставить его к начальству. Сообщение о сдаче в плен русского, хорошо говорившего по-немецки и утверждавшего, что имеет отношение к влиятельным лицам, быстро прошло по цепочке, и вскоре Миклашевский оказался в гестапо. Там довольно быстро выяснилось, что у Блюменталь-Тамарина, уже успевшего себя зарекомендовать как весьма полезного для нацистов пропагандиста, действительно имеется племянник Игорь Миклашевский. Для дальнейшего разбирательства русского отправляют в Берлин.

Встреча родственников проходила под неусыпным контролем немецких спецорганов. Но довольно быстро они поняли, что племянник не «подстава», а действительно советский боксер Игорь Миклашевский. А вот дальше задание застопорилось. За Миклашевским пристально следили, несмотря на то что он чуть ли не сразу по прибытии в Берлин вступил в Русскую освободительную армию (РОА, возглавлялась генералом Власовым). Судя по всему, ему все-таки не верили. Так что встречаться с Чеховой было бы слишком опасно для актрисы. И тут боксеру на выручку пришел спорт.

Отмена операции

К лету 1943 года многим немцам стало абсолютно ясно, что блицкрига на Востоке не получилось. Чтобы отвлечь обывателей от раздумий на эту тему, немецкая пропагандистская машина старалась вовсю. Чуть ли не ежемесячно в Берлине ставились новые театральные постановки, десятками снимались фильмы, без перебоев работали рестораны и варьете.

Особое внимание уделялось спортивным мероприятиям. В частности, чемпиону мира по боксу в супертяжелом весе Максу Шмелингу было поручено в 1943 году провести чемпионат Европы. Он должен был состояться во Франции.

В чемпионате участвовали немцы, итальянцы, французы, бельгийцы. Однако Геббельс поставил условие, чтобы в соревнованиях приняли участие и представители славянских наций. Шмелингу удалось найти всего одного, кто согласился боксировать: Игоря Миклашевского, чемпиона Ленинграда в среднем весе. Русский боксер с уверенностью дошел до финала, где должен был встретиться с немецким боксером. На Миклашевского попытались надавить, чтобы тот «лег», но за русского вступился Шмелинг. Который заявил, что в спорте не место идеологии. Сотрудники гестапо не посмели спорить с боксером, которого еще в середине 30-х сделали кумиром нации и воплощением арийского духа. Так Миклашевский стал чемпионом (условно, конечно) Европы в своей весовой категории. А заодно заручился дружбой самого Шмелинга.

Вообще-то немецкий боксер не был нацистом и не принимал их идеи. Достоверно известно, что в 30-х годах он прятал в своем доме еврейских детей, которым потом помогал покинуть Германию. Так что Шмелингу было абсолютно наплевать, что Миклашевский не арийской крови. И немец помог русскому диверсанту войти в высшее общество Третьего рейха. На одной из вечеринок состоялась встреча Миклашевского и Чеховой. Игорь представился, упомянув имя своей матери, с которой Чехова была хорошо знакома. А когда они отошли от других гостей и никто не мог их подслушать, назвал пароль. Так началась подготовка к операции, которая не состоялась.

Осенью 1943 года Миклашевский отправил в Москву сообщение, что операция по ликвидации Гитлера имеет все шансы на успех. Судоплатов стал отправлять в Германию заранее подготовленных агентов, которые должны были помочь Миклашевскому выполнить спецзадание. Они должны были проникнуть в Берлин через сопредельные страны, а потом ожидать часа «X». Вчерне план был таков: заложить компактное взрывное устройство в VIP-ложе в театре, а обеспечить явку фюрера на спектакль должна была Чехова. Этот план действительно мог увенчаться успехом: Гитлер сильно благоволил Чеховой и вряд ли бы отказался от личного приглашения. Но Иосиф Сталин приказал прекратить подготовку к операции и не трогать ни Гитлера, ни кого-либо еще из его окружения.

Как мы уже писали, к концу 1943 года стало абсолютно ясно, что хребет немецкой армии сломлен. Это было понятно и многим немецким генералам, которые вступили в сепаратные переговоры с американцами и англичанами. Так что Сталин опасался, что, в случае устранения Гитлера, союзники могут выйти из войны или даже поддержать немцев в борьбе с коммунистическим режимом.

Подготовка к операции была свернута, а Миклашевскому поступило другое задание. Он должен был как можно больше узнать о деятельности и верхушке армии Власова. В конце 1944 года, во время налета американской авиации, советский диверсант был тяжело ранен, лечился в немецком госпитале, а после окончания лечения, в начале 1945 года, сумел пробраться в Бельгию и затем во Францию. Где сдался американской разведке. Представился советским разведчиком и вскоре был передан русским спецорганам.

До 1946 года Миклашевский продолжал работать в НКВД. Многие «власовцы» попытались затеряться среди других военнопленных, и Миклашевский помогал выявлять их. Ведь если обычных пленных иногда отпускали на все четыре стороны (особенно если имелись свидетельства того, что они попали в плен в бессознательном состоянии), то членов РОА однозначно ждал суровый приговор: минимум 10 лет, а офицеров — 25 или расстрел.

Несмотря на предложение остаться в спецорганах, в 1947 году Миклашевский уволился (при увольнении был награжден орденом Красного Знамени) и опять занялся спортом. Из-за ранения он больше не мог выходить на ринг, но зато стал знаменитым тренером, воспитавшим десяток чемпионов СССР и Европы. Игорь Львович скончался 25 сентября 1990 года в Ленинграде.

Игорь Лещинский


Отправить в социальную сеть:

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *