История любви: Катя – принцесса Сиама

Отправить в социальную сеть:

Каких только чудес ни готовит людям судьба! Могла ли русская девушка Катя Десницая даже помыслить о том, что ее занесет в далекий Сиам, где она станет женой принца?

Девочка из Луцка

Судьба Екатерины Десницкой легла в основу повести Константина Паустовского «Далекие годы» . Галина Востокова написала о ней своего «Нефритового слоненка». История Десницкой вдохновила Виктора Шкловского на «Подписи к картинкам». Наконец, о своей бабушке написала ее внучка – принцесса Таиланда Нариса Чакрабон. Книгу она назвала «Катя и принц Сиама».

Екатерина Десницкая и принц Чакрабон.

А ведь ничто не предвещало такого поворота событий. Дочери судьи, родившейся в Луцке в 1886 году, природа подарила лишь рыжие волосы, курносый нос и веселый нрав.

Отца своего, Ивана Десницкого, Катя не помнила: он скончался через два года после ее рождения, оставив семью практически без средств к существованию. Мать перевезла Катю и ее брата Ивана из захолустного Луцка в Киев. Когда будущей принцессе было 17 лет, умерла и мать.

Катя и Иван заняли денег у родных и перебрались в Петербург. Оба знали, что в столице для молодежи открывается больше возможностей.

Десницкие не пожалели о решении жить в столице. Бедность не вогнала их в тоску и уныние: они были молоды и веселы. Грациозная и кокетливая Катя завертелась в вихре вечеринок. В 1904 году на одной из них, проходившей в светском салоне вдовы Храповицкой, рыжие волосы Десницкой сразили наповал молодого гусара. Причем гусар был необычный.

Гусар из Бангкока

Николай II, еще в бытность наследником престола, гостил в Сиаме (ныне – Таиланд). И запомнил чрезвычайно теплый прием, который ему оказал король Рама V.

В 1897 году Рама приехал в Петербург с ответным визитом. Николай II оказал ему всяческие почести. Более того, предложил сиамскому монарху отправить одного из сыновей учиться в Петербург.

Выбор Рамы пал на второго сына от любимой жены Саовабхи. Наследника престола монарх побоялся удалять от себя, а принц Чакрабон Пуванатмало того, что был любимым сыном короля, но еще и обладал замечательными чертами характера. Он был очень способным, очень усидчивым, очень доброжелательным и открытым для всего нового.

И вот в Петербург прибыл миловидный и старательный азиат. Собственно, к Европе ему было не привыкать. С 1896 по 1898 год принц учился в Великобритании. А в России его зачислили в Пажеский корпус – самое привилегированное учебное заведение. Он закончил его первым по списку.

Он с удовольствием принимал участие в развлечениях столичной молодежи. Вот и потерял голову от Кати Десницкой.

В это время разразилась русско-японская война. Катя отправилась на фронт медсестрой. Принц заваливал Катю письмами и телеграммами. Вот выдержка из одного такого послания:

«Мне никто не нужен, кроме тебя. Если бы ты была со мной, все было бы прекрасно и ничто не могло бы омрачить моего счастья».

Она называла его Лек, что в переводе с сиамского означает «маленький». Лек дождался Катю с фронта – она вернулась оттуда с Георгиевским крестом.

Принц твердо решил связать свою судьбу с Десницской. Катя просто парила на крыльях любви – зря многие подозревали девушку в корыстолюбии. Она писала о Леке своему брату Ивану:

«Дорогой Ваня… Если бы ты знал, что это за прекрасная, честная, добрая личность. Конечно, многие, говоря о моем замужестве, упоминают только о богатстве и роскоши, а о счастии молчат, но я скажу, что больше любить, понимать и уважать друг друга невозможно, и никому не желаю лучшей семейной жизни. Так люблю его, как даже и не думала».

Чакрабону нужно было вернуться на родину – в России он получил все знания, к которым стремился. Катя готовилась к новой жизни во дворце сиамского короля. Она не была алчна ей просто грезилась счастливая обеспеченная жизнь с любимым человеком.

Знала бы Катя, что семейная жизнь с принцем в его родной стране окажется гораздо большим испытанием, чем работа сестрой милосердия на фронте.

Тайская принцесса

Они обвенчались в Константинополе по православному обряду. Ради этого Лек крестился в тайне от отца. Правда, забегая вперед, скажем, что потом он вернулся к буддизму.

Медовый месяц они провели на Ниле. Потом Катя и Чакрабон переехали в Сингапур. Там принц, оставив жену, один поехал в столицу Сиама – Бангкок, чтобы подготовить своих родителей к встрече с невесткой-иноверкой некоролевских кровей.

Шли дни. Чакрабон не подавал о себе никаких вестей. Катя вдруг поняла: в Сиаме брак, заключенный по православному обряду, могут не признать. Лек просто поиграл с ней и бросил?

В это время Чакрабон, надев на себя маску мнимого веселья, присутствовал на многодневных торжествах по случаю своего возвращения. Он не мог признаться матери, самой любимой жене многоженца Рамы V, с кем связал свою судьбу.

В конце концов, новость о браке принца дошла до Бангкока через газетчиков. Катя приехала в Сиам. Там они с мужем одиноко жили во дворце Парускаван. Родня Чакрабона их игнорировала.

Но постепенно лед таял. Главной причиной потепления стало то, что в 1908 году у пары родился сын Чула. Позже он писал об этом:

«Я родился 28 марта 1908 года, в субботу, в 11:58 вечера. Точное время известно потому, что отец весьма тревожился, что я появлюсь на свет в воскресенье. Он, как и его брат Вачиравут, родился в субботу, поэтому оба этой цепочке совпадений придавали некоторое значение. Отец следил по часам. Я весьма доволен, что мой первый поступок на этой земле не расстроил его».

Саобвабха, мать Чакрабона, страшно привязалась к внуку и даже на ночь брала его к себе в спальню. Рама незадолго до смерти также признал Чулу и его мать, которая уже бойко говорила по-тайски.

Катя с принцем Сиама и сын Чула

В 1910 году на сиамский престол взошел старший бездетный брат Лека-Вачиравут. Лек стал наследным принцем.

Катя расслабилась. Теперь они с мужем вели вполне светский образ жизни: принимали гостей, сами ходили в гости, давал и обеды – то в европейском стиле, то в восточном.

Десницкую мучил тайский климат. В записках принца все время появлялись упоминания о нездоровье супруги.

Чула, ставший позже историком и литератором, писал:

«Здоровье матери ухудшалось, она находилась почти что в сломленном состоянии. В обычных обстоятельствах родители предприняли бы очередное путешествие в Европу, но шла война. Поэтому отец предложил маме отправиться в Японию и Канаду, и она выехала в начале 1918 года».

Брошенная жена

Кроме проблем с климатом, прибавился еще один повод для плохого самочувствия: у Кати появилась соперница. 15-летняя принцесса Чавалит, веселая и беззаботная, вскружила голову Чакрабону. Принц, с одной стороны, не мог отказаться от любви к русской рыжеволосой красавице, а с другой – не мог жить без звонкого смеха юной прелестницы Чавалит.

Катя писала мужу:

«Я хочу всего-навсего сказать, что, как ни стараюсь, не могу понять твоих чувств единовременно к принцессе и ко мне. Где правда? У меня разрывается сердце, как подумаю, что ты хочешь жить иначе… Думай обо мне как о больном человеке, что ты единственное его лекарство… Лек, ты так мучаешь меня всем этим».

Десницкая не выдержала испытания ревностью. В 1919 году она уехала из Бангкока. По сути – в неизвестность. Россия была охвачена Гражданской войной, так что брать ребенка с собой мать не решилась.

В конце концов Катя оказалась в Шанхае, где было много русских эмигрантов. Там она быстро включилась в работу благотворительных обществ.

Десницкая вернулась в Бангкок только однажды – в 1920-м, на похороны Чакрабона. Он скончался от воспаления легких, после того как честолюбивая Чавачит заставила его, простуженного, приветствовать толпу с палубы корабля.

Чула вырос в Бангкоке матери его так и не отдали. Мать и сына всю жизнь связывала нежная переписка, и Катя все время извинялась перед Чулой за то, что не осталась с ним.

Десницкая в Шанхае вышла замуж за американского инженера. Они переехали в Париж, где Екатерина Ивановна скончалась в 1960 году. А Чула, как и отец, женился на иностранке. Правда, не на русской, а на англичанке.


Отправить в социальную сеть:

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *